Конкуренция – штука жестокая, но полезная. Даже в СССР при всём плановом характере экономики это прекрасно понимали и потому поддерживали существование нескольких авиаконструкторских, танкостроительных, судостроительных, архитектурных школ. И это правильно, потому что один монопольный проектный институт быстро оброс бы жирком, забронзовел и стал гнать откровенную халтуру.

Техзадание по одному и тому же проекту получали, например, бюро «Сухого» и «Микояна», а уже потом каждый защищал свой вариант. Поскольку заказчики у авиаконструкторов были придирчивые – Министерство обороны, Министерство гражданской авиации, то приходилось поднапрячься. В автопроме такого не было. Население ело, что дают, потому и уровень советских автомобилей со временем стал соответствующим.

Другое дело, что конкуренция становится убийственной в ситуации, когда команды объединяются и должны работать вместе. Если проводить неизбежные параллели с биологией, то когда организмы вынуждены быть каждый сам за себя и добывать ресурсы по одиночке, то они развиваются. Кто не развивается – тот не оставляет потомства и умирает. Эволюция. Но когда простейшие собираются в многоклеточный организм, или отдельные особи сбиваются в стаю, чтобы охотиться, вражда между ними уже разрушительна.

Человек умрёт, если клетки крови начнут воевать друг с другом. Волчья стая не переживёт зиму, если волки начнут обманывать и грызть сами себя, вместо того, чтобы совместно загонять оленей.

В организациях наслушавшиеся советов по управлению руководители часто любят устраивать соревнования между сотрудниками – кто больше продаст, кто больше доставит, кто больше разгрузит. В теории это должно создавать бодрую конкуренцию и рост. А на практике порождает взаимную агрессию, крайне дискомфортное состояние для всех работников и снижение показателей. Глазом моргнуть не успеете, как вместо стабильного коллектива получите кучку карьеристов и сволочей, которые думают только о том, как бы подставить коллегу, свалить работу на соседа, слить базу конкурентам и уйти в другую контору.

Показательна реальная история бизнесмена Эдварда Ламперта, который всего за 5 лет умудрился угробить корпорацию Sears – одну из крупнейших торговых сетей Америки, до этого успешно проработавшую 120 лет. В 2013 году бизнес-гений дорвался до директорства и начал продвигать в жизнь идеи своего кумира (кумирки?) Айн Рэнд, пламенным фанатом которой являлся. А именно, был создан так называемый «внутренний рынок», отделы компании превращены в независимые предприятия, которые должны были друг с другом конкурировать и заключать договоры. (Кстати, если вам кажется, что это то самое, что проделал Чубайс с РАО ЕЭС, разбив единую энергосистему страны на конгломерат из сотни отдельных компаний, то вам не кажется. Это то же самое)

Бывшие отделы обросли бухгалтерами, маркетологами, штатом управленцев и прочим непроизводительным людом. Новоявленные директора мгновенно начали левачить, кидать друг друга, выводить активы. Словом, вести себя именно так, как и ведут бизнесмены в условиях ничем не регулируемого рынка. За первые три года весёлого эксперимента компания потеряла половину стоимости и более 2000 магазинов. Ещё через два года до хозяев, наконец-то, дошло, что происходит и «атланта» вышвырнули под зад коленом. Но было уже поздно. Торговая сеть обанкротилась, без корпоративной пенсии осталось более 90 000 сотрудников.

Кстати, сам господин Лапмерт живёт, здравствует, по сей день исповедует свободный рынок и занимается биржевыми спекуляциями, обладая состоянием в 2 миллиарда долларов. Хотя должен бы сидеть в железной клетке на хлебе и воде, ежедневным трудом и покаянными молитвами восстанавливая причинённый людям вред.

Впрочем, это мы отвлеклись. Подводя итог, можно сказать, что конкуренция приносит пользу, когда участники никак и ничем не связаны, не зависят друг от друга. Тогда да, каждому приходиться напрягать силы и ломать голову, чтобы выполнить задачу как можно лучше. А вот когда нужно добиться сотрудничества, конкуренция убивает дело на корню.

Кстати, именно поэтому не работает социал-дарвинизм. Общество – это не набор атомизированных индивидов, а единый организм. Распределение труда, ответственность поколений, моральные и этические нормы – всё это не общие слова, а сложившиеся взаимоотношения, формирующие очень сложную хрупкую систему. Поэтому пропагандировать «успешный успех» и призывать грызть глотки друг другу ради его достижения, это всё равно что лить отраву в нервную систему этого организма.