Часто встречаю статьи, в которых пытаются объяснить неблагодарной молодёжи, как тяжело было жить в 90е и как они должны заботиться о своей стране, чтобы этого не повторилось. Я сам прекрасно помню то время. Полностью понимаю эмоциональный посыл авторов, но вынужден признать, что идея этих публикаций бессмысленна. А с точки зрения целевой аудитории откровенно смешна.

С 90х прошло уже четверть века. Выросло новое поколение. Их нельзя заставлять до бесконечности жить катастрофой, которую кто-то другой пережил в пору своей молодости. Дефолт 98-го, бандитские разборки и веерные отключения для них абстракция, страница истории, на уровне Мамаева побоища или взятия Карфагена. Они могут посочувствовать, слушая как папа с мамой добирались от универа до общаги с ножом в кармане или растягивали банку шпрот на неделю. Но они этим не проникнутся.

Современное поколение живёт в совершенно другом мире, который мы сами не изучаем и не анализируем, потому что лень и потому что в потоке новостей не можем разглядеть существенное. А это очень интересный мир. В нём сильно поменялась экономика. Вся продукция производится в нескольких крупных мировых промышленных кластерах, откуда распределяется по всей планете. Россия стала энергетической сверхдержавой, продающей ресурсы разной степени переработки всему миру – достаточно посмотреть хотя бы на список топовых корпораций, торгующихся на Мосбирже.

Практически исчез малый и средний бизнес, скушанный монополиями. Возросла роль государства и силовых структур. Предпринимательская активность стала бессмысленной. Соответственно, изменился рынок труда. Автоматизация сделала ненужными большинство специальностей – и это квалифицированные специальности, те самые учителя-инженеры-экономисты-управленцы. Три востребованные направления – неквалифицированная рабочая сила (стройка, производство), логистика (курьеры, экспедиторы и кладовщики), продажи.

Произошли огромные социальные перемены. Покончили и с советской уравниловкой, и с непонятными стремительными карьерами переходного этапа. Общество разбилось даже не на классы, а на сословия. Трудность получения хорошего рабочего места привела к тому, что профессии и социальный статус во многом наследуются. Сегодня сын прокурорского работника станет прокурорским работником, сын инженера – инженером, сын чернорабочего – чернорабочим и так далее. Чтобы получить достойную работу, получить заказы для своей фирмы, иметь надежды на будущее нужно принадлежать к одному из относительно успешных кланов. Всё. По-другому ничего не работает. На наших глазах в кабинетах высших государственных руководителей и глав госкорпораций дети сменяют отцов.

Социальные лифты ржавеют и по вертикали, и по горизонтали. Все эти президентские резервы, конкурсы и поиски талантов выглядят как пустая декорация. Попытки создать молодёжные организации приводят к появлению скопища омерзительных карьеристов, вроде «Наших» или «Идущих вместе». И в итоге с отвращением сворачиваются самими организаторами.

Вы говорите им про то, как штопали носки, стирали пакеты и ходили с заточкой. А им интересно другое. Они живут в мире, где практически не имеют никакой перспективы. Можно сколько угодно гордиться цирконами, калибрами, атомными ледоколами, квантовыми компьютерами и комбайнами с искусственным интеллектом. Но что толку, если утром тебе предстоит проснуться и разносить фаст-фуд в зелёной коробке?

Кто на что учился? В том-то и дело, что учиться можно на что угодно – это практически никак не влияет на трудоустройство. Система образования тоже радикально поменялась, она замкнулась сама на себя, превратилась в торговлю корочками и никак не соотносится с реальной экономикой.

Можно сколько угодно быть отличником, мотивироваться, строить социальные связи, но шансы стать мещанином во дворянстве близки к нулю. Именно поэтому мальчики-пижоны вступают в запрещённый ФБК, а мальчики-гопники в запрещённый АУЕ. Им не так важны идеи. Просто в такого рода мерзких сектах им дают иллюзию перспективы, которой уже давно нет в обществе. Дают возможность стать участником какой-то сильной и опасной структуры. За счёт своей энергии и амбиций построить там карьеру. Потому что в самую сильную и опасную структуру – государственную власть – их не пустят.

Либо – законный и вполне травоядный способ – ещё можно стать блогером-тиктокером, зарабатывать миллионы, веселя почтенную публику. В нашем новом средневековье самым престижным ремеслом становится ремесло шута.

Тексты о том, что «мы пережили 90е и давайте не раскачивать лодку», никакого эффекта не возымеют. Они демонстрируют глубочайшее непонимание человеческой психологии. Человеку не нужны чужие мемуары о пережитых трудностях. Людям надо дать понимание нового мира, этого высокотехнологического средневековья, показать как оно работает, чем живёт. Как в нём можно устроиться и чего-то добиться. А ещё лучше не просто рассказать, но и дать перспективу, чтобы могли чего-то добиться. Вот над чем должны работать господа государственные идеологи и пиарщики. И что, к сожалению, абсолютно игнорируется. До поры до времени.